Европа — 12 тыс. км., 13 стран за 14 дней

Европа - 12 тыс. км., 13 стран за 14 днейПомимо того, что все знакомые чмырят меня тем, что пользуюсь старой Nokia 3310, меня чмырят еще за то, что не был нигде в Европе. Но если по поводу телефона — это навсегда, то с Европой надо было что-то делать, И если не сейчас — то никогда. Особых иллюзий по поводу поездки я не питал. Это, друзья, не Африка: кроме чемодана, напичканного деньгами, вам ничего не понадобится.

ЕВРОПА

проявила себя уже в офисе Avis в аэропорту Де Голля. И хотя у нас была предварительная бронировка машины, нудная француженка искала повод отказать. Повод нашелся быстро. Она попросила вторую кредитку на одного человека. Мы попытались объяснить, что в Украине человек даже с одной карточкой — большая редкость, а тут перед ней присутствуют сразу трое украинцев и все с карточками, и она может загадать три желания. Но она хотела не три, а шесть карточек. Мы выволокли из карманов всю дрянь, включая дайверские, журналистские карточки, козырные карты, скидки в «Фуршет», у меня был даже талончик от UMC. Но упорно нудная работница Avis хотела всего 2 кредитки. Она выиграла. На прощание мы сложили из карточек слово «фак» на французском и сели в электричку.

1

10Часа за четыре (транзитом через известный суточными гонками Le Man), мы доехали до городишка

Сан Мало.

Целью нашего северного вояжа было посещение замка Сан Мишель. Но электрички туда не ходили, а единственная контора проката машин была уже закрыта. Пришлось побродить по городку (кстати, весьма живописному — со старым фортом у моря и разводным мостом) и заночевать в нем. Весь вечер мы мучались вопросами, когда же выезжать на Сан Мишель: вечером или утром. Замок стоит на островке — в километре от побережья Британи. Во время отлива к нему можно подойти вброд, а прилив (высотой 15 метров) несколько затрудняет осмотр достопримечательности. Аборигены Сан Мало о приливах в Сан Мишеле упорно молчали, и, чтобы не прогадать, мы решили ехать рано утром. Морально приготовившись, завалили карточками клерка прокатной конторы. Он не успел опомниться, как мы выхватили ключи от крохотного «Ситроена» С2.

Через час мы подъехали к замку и поняли, о чем молчали аборигены. От побережья к острову ведет шикарное четырехполосное шоссе по никогда не затопляемой дамбе. Хотя во всех проспектах он снят со стороны океана и кажется островом. Сооружение действительно впечатляет, и мы прошарились по его этажам и колоннадам часа три.

После обеда думали

вернуться в Париж,

но Цыгель, покупая очередной ящик колы, узрел грандиозное фото маяка, который накрывает десятиметровая волна. По карте он определил, что это место в соседней Нормандии, и сказал, что, не написав на маяке пары русских слов, он дальше не поедет. Убив еще три часа на дорогу, мы обнаружили маяк и море… Море стояло метров на 15 ниже маяка, а сам маяк был мокрый от дождя и маркер Цыгеля никак не хотел на нем писать. Цыгель продолжал настаивать, чтобы дождаться утреннего прилива, но через четверть часа окончательно промок и остыл.

Поздним вечером мы загрузились в целомудренный поезд

Париж-Мадрид.

В один вагон не селили мужчин и женщин. Светке достался первый женский, нам с Цыгелем — последний мужской. В купе у нас оказался один черный и один белый европеец, которые до Мадрида не проронили ни слова. Это вам не Киев-Сим-ферополь, где после совместного поедания приготовленных запасов люди дружат вагонами по нескольку десятков лет. Да и хваленые европейские поезда оставляют желать лучшего. В купе такая же баня, сортиры так же забиты, проводники, хотя и на испанском, но все равно хамят.

В мадридском Avise нам было заявлено, что машин нет и не будет. Рецепт следующий: идете к ближайшему компьютеру, делаете бронь машины на сейчас, распечатываете заказ, возвращаетесь к клерку. Он встречает вас раздраженно: «Я же сказал — машин нет и не будет!» Тут вы скромно достаете бумажку и говорите: «А у нас заказано!» Клерк сглатывает и, натянуто улыбаясь, говорит: «И снова здравствуйте!!»

Путь в этот раз предстоял неблизкий — и мы взяли тупую, но хорошо держащую дорогу большую Opel гафира, и к вечеру были уже в

Португалии.

Ближе к полуночи начали искать мыс Рока. Задача оказалась сложной. Аборигены молчали, как будто на мысе спрятано достояние нации. Редкие указатели показывали в разные стороны. Маяки стояли один на другом. Но мы через часа два его все-таки нашли. Поболтав ногами, сидя на западном краю Европы, еще через пару часов нашли и гостиницу.

Следующим утром мы вернулись на мыс сделать бабушкины фотографии. Бабушкины — это типа я на мысе Рока, я возле Эйфелевой башни, я и Ющенко. На мысе проходил слет байкеров. Все внимание было приковано к собаке, которая ездила со своим хозяином на «Харлее». Была одета в собственный шлем и подогнанные по размеру очки. Во время движения передними лапами она стояла на руле, а задними — на бензобаке. Побродив пару часов по

Лиссабону,

и понаблюдав, как аборигены отмечают католическую Пасху, мы опять сели в машину и двинулись в сторону Испании.

12

Заехали в самую южную деревню Португалии — Фаро. Тут наш приятель Ротманс обещал красивых мулаток в каждом баре. Мы с Цыгелем даже разучили фразу на португальском: «Здравствуйте, вы мулатка? Мы от Ротманса!» Но ни баров, ни мулаток мы в этой рыбацкой деревне не нашли.

В Испании,

где-то под Малагой, мы начали искать ночлег. В Европе были выходные и вся Испания была на юге. Так что очередную гостиницу мы нашли только к утру. Тем же, но уже поздним утром двинулись в сторону Гибралтара. Сегодня надо было отметиться в Африке. Паром в Сиуту идет меньше двух часов. Сиута — испанская территория в Марокко. Делать там абсолютно нечего, и следующим паромом мы вернулись обратно.

Кругом Испания, Испания, Испания... А тут бах — скала —

Гибралтар.

5Отдельное государство со своим флагом, автомобильными номерами и визами. На входе — полиция в британских котелках. Визы Британии у нас не было. Пришлось долго махать журналистскими удостоверениями и рассказывать, что нам нужно сделать высокохудожественную фотографию, а с этой точки в кадр попадает полицейский пост.

Дав офицера сопровождения, нас запустили метров на 30 вглубь Гйбралкуэа. Поклацав фотоаппаратом, мы сказали: «А сувениры?» Офицер поморщился и завел нас в лавку (еще 50 метров). Так короткими перебежками мы планировали добраться до единственного в мире перекрестка, где машины, останавливающиеся на красный, пропускают самолеты, которые заруливают на взлетную полосу крохотного аэродрома. Но после третьей перебежки офицер сопровождения начал демонстративно почесывать торчащую из кобуры Беретгу, и нам пришлось вернуться в Испанию.

Взяли курс на

Барселону.

Километров через 200 нас развеселили указатели на город Huelva. Через 20 км после него был указатель на Huevar. Цы-гель начал быстро листать карту, составляя новый маршрут по матерным городам Испании.

2

Следующим утром Светка с Цыгелем пошли гулять по Барселоне, а я с удовольствием проспал полдня.

В обед двинули в Андорру. 200 км по горной дороге — и мы в самом большом супермаркете Европы.

Андорра

— это две улицы сплошных магазинов. Цены ниже, чем у нас в «Фуршетах», и в 10 раз меньше, чем в соседней Франции. Банка колы — 20 центов вместо привычных двух евро. LCD-телевизор — 300 евро вместо 1500 и т.д. Секрет отсутствия очередей в Андорре выяснился на обратной дороге. Испанская таможеница довольно настойчиво потыкала рукой вовсе наши сумки в багажнике в поиске коробок с телевизорами.

Вечером мы погрузились в полупоезд-полуэлектричку и поехали в Марсель. По прибытии ранним утром вспомнили, что сегодня 5 мая. В смысле — 05.05.05., и в пять минут шестого наделали бабушкиных фотографий под электронными часами.

8

В Avise привычно сказали, что машин нет и не будет. Но план был уже продуман, и через 30 минут, показав бронировку и дождавшись вымученной улыбки, мы взяли какой-то дизельный «Форд». Проехав Канны и Ниццу, въехали в Монако. Городишко похож на маленький цирк. Вся туристическая тусня сосредоточена вокруг «дешевых» кафешек, опоясывающих казино. Все сидят в них и пытаются в бинокль рассмотреть ка-кую-нибудь знаменитость. По городу носятся две дежурные «Ламборджини Дьяволо» (одна желтая, другая синяя) по одинаковому маршруту, высаживая и забирая одинаково (во фраках и бабочках) одетых мужчин, заходящих то в казино, то в гостиницу напротив. Эдакая поддерживающая имидж «тусня». «Ламборджини» — 200 евро/час, чуваки — 20 евро/час, плюс еще двадцатка за прокат фрака.

Долго соображали, какой же перфоманс устроить по случаю сегодняшней даты. Но никакой пятой улицы или пятиэтажного дома с пятью квартирами мы не нашли. Решение пришло как-то само собой. В Монако мы попали за пару недель до самой престижной гонки всего чемпионата Формулы-1, проходящего здесь просто на улицах. Трибуны и отбойники по всей трассе уже установили, и она смотрелась крайне завлекательно.

Итак, 5.05.05 в 5:05 (правда, вечера) мы сделали 5 кругов по Монакской трассе, причем последний из них прошли за 5 мин 05 сек. Ну и что, что это в 5 раз медленнее, чем Шумахер, зато на дизельном «Форде». Только проехав трассу, начинаешь понимать, почему автогонщики называют эту гонку полетом на вертолете по собственной квартире. Ни один поворот нельзя пройти, не прицелившись повнимательнее, переключиться выше третьей передачи просто негде, а о том, что-бы обогнать кого-либо впереди едущего, можно просто забыть.

Довольные свершившейся задумкой, мы отметились в Италии — в приграничном Сан-Pемо — и вернулись в

Ниццу.

На этом Цыгель и Светка устали и решили возвращаться в Париж и дальше на родину. После недолгого прощания я отыскал свое купе в поезде, едущем в Рим. На этот раз было все еще хуже -в купе оказалось шесть полок. И закатываться на свою нужно было лежа, потому что высоты для сидения на полке не хватало, только для лежания. Слава Богу, в наше купе было продано только четыре билета. Итальянские поезда оказались демократичнее испанских. И мы с какой-то француженкой полночи держали оборону нашего купе от множества итальянских зайцев, пытавшихся без билетов занять свободные у нас места.

В Риме

3мне предстоял очередной бой с Avis. До сих пор машины мы оформляли на Светкины права, мои же были выданы еще в 1992 году и представляли собой картонную тряпочку. А с этим в Европе (в отличие от Штатов и Африки) ой как сложно!

За стойкой сидела типичная итальянка. Под метр восемьдесят с крупными… чертами лица, ярко-черным загаром и тусклыми золотыми побрякушками на шее. «Ваши права и кредитная карточка?» — заученно промямлила она, рассматривая лист моей бронировки. Дальше следует непереводимый итальянский диалект, который я пытался сдержанно парировать фразами: «Ее иц ми, ай кэн драйв. Ее, вери биг экспериенс!»

Видя мою непоколебимость, смесь черной кожи и золота сдалась и предложила дождаться менеджера. Пофигист-менеджер (через полчаса) взглянул на меня и сразу понял, что мне проще дать, чем объяснять, почему не хочешь. Скривившись, он кивнул черно-желтой смеси, чтобы та начала ксерить паспорт, права, кредитку. Желая выслужиться перед шефом (который, видимо, игнорирует ее сексуальные интересы), она замечает, что на правах — герб СССР, а на паспорте — герб Украины. После чего битых полчаса мне пришлось вспоминать всю новейшую историю, начиная с Горбачева, и переводить ей на английский, для правдивости разбавляя свою речь итальянскими словечками типа «бобэнэ».

В общем, зубами вырвал Ситроен СЗ. Для начала, пробираясь через мотороллерные пробки, отметился в Колизее и в Ва-тикане. Потом взял курс на Римини. Хотелось отметиться в Сан-Марино. Если Гибралтар и Андорра имеют хоть какое-то логическое объяснение своему существованию, то в Сан-Мари-но я не увидел никакой логики. Довольно большой холмик на курортном побережье Италии. Выгоден разве что той же Формуле, которая одну из итальянских гонок обзывает — Гран-при Сан-Марино. Ведь одна страна может проводить в сезоне только одну гонку. Холмик холмиком, но флаг, форма местных ментов и номера машин в Сан-Марино свои. Посещение государства заняло 10 минут.

После очередной ночевки, промотав всю Италию, я отметился в

Инсбруке,

где купил австрийской Pepsi. Не то, чтобы она особенная, просто с недавних пор я собираю Pepsi из разных стран (надо же что-то собирать). В Ницце весь закупленный коллекционный запас я бессовестно сгрузил Цыгелю. А сейчас Pepsi опять занимало половину веса моего багажа. Ведь собирать пустые банки — это попса, верно?

Из Австрии 

я в этот же день вернулся в Венецию, откуда завтра должен был лететь во Франкфурт. В Венеции я просто заблудился. С машинами туда не пускают, а моток ниток я не взял. В итоге, зайдя в центральную часть города, я начал наматывать круги по спирали. Было поздно и в гостиницах клерков уже не было, а пивные ларечники выход показывали в разные стороны. В общем, самым большим подарком того вечера стал праздник нахождения парковки.

Когда, объясняясь на ломаном итальянском с очередной симпатичной портье в гостинице я вытащил свой паспорт, девушка (оказавшаяся из Чернигова) с радостью перешла на русский. В Италии из десяти человек одиннадцатый обязательно говорит по-русски. Только здесь понимаешь, почему итальянское посольство так «лютует» при выдачи виз.

Выспавшись с хорошей скидкой, утром я улетел во Франкфурт. По прилету, пока ожидал багаж, удалось посмотреть кусок трансляции Формулы из Барселоны. За 20 кругов до финиша случилась неожиданность — Шумахер сошел.

Я хотел изобразить радость (не люблю красный цвет), но вовремя вспомнил, что уже в Германии. К моему яркому удивлению немцы, опуская большой палец, смеялись и хлопали в ладоши, выкрикивая при этом: «Ау фидерзейн!» Отношение к Шумахеру здесь весьма саркастичное, как к не гражданину страны.

6

Меня встретили мои одноклассники Кирилл с Таней. Они уже три года живут здесь. Зная мою тягу к экшену, Кирилл предложил единственную развлекуху во Франкфурте — большой бассейн с маленьким аквапарком. «В чем эк-шен?» — спросил я. «В совместной бане» — ответил Кирилл. Я долго упирался, основным аргументом было то, что я уже две недели в дороге и с женщинами общался очень мало, как бы вдруг не того. -«Спокуха!» — сказал Кирилл. И точно, после созерцания голых среднестатистических немецких женщин было трудно возбудиться еще в течение недели. Хотя от Германии я ожидал (по отзывам) худшего. К чести немок нужно сказать, что они выглядят гораздо ухоженней и лучше австралиек

Следующее утро, 9 мая, началось с поднимания красного полотнища на ближайшем небоскребе. Впрочем, эти события, как и посещение бельгийского формульного трека в СПА, подробно описаны в прошлом номере нашего журнала.

Из Бельгии я заехал в Люксембург.

Тут знакомый нам социализм. Фиксированные цены на всех заправках, в супермаркетах цены чуть выше, чем в Андорре, и очень симпатичные женщины (впрочем, последнее может быть необъектйвно — напомню, шла третья неделя поездки).

Вернувшись во Франкфурт, я напросился на экскурсию по мусорникам. Очень интересная деталь в Германии. Стекло можно выбрасывать исключительно в рабочие дни с 13 до 15 часов. Именно это время мы и продежурили у двух больших батискафов разного цвета. Один предназначался для белого (прозрачного) стекла, а другой — для зеленого (пивного). Ждать пришлось недолго — после пары неинтересных немцев появился живописный персонаж, несущий полную авоську бутылок. Сначала он стал у одного батискафа, побросав туда белые бутылки, затем скинул по одной зеленые. Но в кошелке у него еще что-то оставалось. По следнее время в Германии модны наборы шампанского в подарочных коробках — бутылка и два фужера. Они ярко-синего цвета! Кадр достал из кошелки синюю бутылку, внимательно ее осмотрел, посмотрел на просвет и задумался. Мы затаили дыхание. Кирилл поставил десятку на то, что альбинос отправится к прозрачному стеклу, я поставил на зеленое, Таня предположила, что он напишет заявление в мэрию насчет установки еще одного контейнера. Абориген медленно подошел сначала к одному контейнеру, затем нерешительно заглянул в другой, еще раз почесал репу и в полной растерянности положил бутылку обратно в сетку. Мы скинулись Танюхе по пятерке — все-таки потенциально пари выиграла она. Экскурсия закончилась осмотром парка, где на соснах висели стандартные, made in Germany, бетонные скворечники.

Лег спать пораньше — нужно взять запас времени перед завтрашним вылетом домой. 

Как правило, полчаса я объясняю, что меня дико мучает жаяда и мне просто необходимы все эти 24 банки Pepsi при полете в самолете.

За две недели проехав около 12 тыс. км, я посетил 13 стран. До полного комплекта не хватило Швейцарии с Лихтенштейном. Зато взамен за эти мучения я оставлю друзьям только один повод для моего чмырения — телефон. Но это — святое.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Виталий Зорин / автор статьи
Известный в мире путешественник. За последние 10 лет совершил поездки в более чем 120 стран мира. Ездит не просто по турпутевкам, а с особенным смыслом – например, прыжок с банджи с водопада Виктория, поездка по маршруту Дакара, путешествие на паруснике вокруг самой южной точки мира – мыса Горн.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: